Рождественская сказка. Часть IV

Рождественская сказка. Часть IV
Ты до сих пор не веришь в чудеса?
Напрасно, друг, а в них бы верить надо.
Они нужны, как солнце в небесах,
Как путнику в жаре пустынь прохлада.

Они в тебе самом, в твоих друзьях,
В твоих родных и очень близких людях.
Они - в лазурном море в парусах,
В красе лесов, что есть, была и будет.

Свою ладонь ты солнцу протяни
И улыбнись веселому рассвету.
Ты счастлив? Так судьбу благодари.
И брось в родник чудес свою монету.

Где есть Надежда, Вера и Любовь,
Там в чудеса распахнуты все двери.
Войди и возвращайся вновь и вновь.
Тебя здесь ждут. В тебя здесь очень верят.

Ты сам - большое чудо из чудес.
Ты властелин судьбы своей счастливой.
Живи в трудах, взрасти волшебный лес.
И верь в себя! И делай жизнь красивой!

В этот год осень долго не хотела сдавать своих позиций. Она получала удовольствие от того, что люди радовались ее благодатной погоде, без затяжных хмурых и ворчливых ненастных дней, без расхлебанной грязи и унылого серого настроения. Но законы природы неумолимы. Как ни старалась осень протянуть свое нежданно-негаданное владение и царствование природными явлениями, плавно перейдя в весну, но зима все-таки взбодрилась после долгосрочного отдыха и решила показать всем, где раки зимуют. Она набросилась морозами на людей и начала усердно пощипывать им носы и щеки, морозить руки и ноги, чтобы почувствовали на себе обиду забытой старушки-зимы, чтобы еще раз поняли, что никакая она не старушка, а полная сил дама-ягодка.
Она зачаровала всех падением мягких, танцующих свой неспешный и полный достоинства вальс, снежинок. Она облетела каждое дерево и кустик и неспешно набросила на всех своих подданных кокетливые изысканные шубки, как бы дразня всех: «Смотрите, люди добрые, а у вас-то нет таких прелестных пушистых нарядов! Вам не под силу сшить так, как делаю это я». Но никто и не собирался оспаривать мастерство искусницы-зимы. Все только радовались тому, что зима пришла и навела свой зимний порядок и красоту. Но, наверное, никогда не почувствуешь эту красоту до самой глубины, если не окажешься в каком-то заповедном месте.
Именно в тот день меня просто как будто подняла какая-то сила пойти на наш поселковый источник, где живущие с ним рядом люди постоянно набирают воду, а я только изредка хожу туда полюбоваться березовой аллеей, еще не набравшей своей полной красоты, молодыми сосенками, радующие своим младенческим возрастом, да посидеть возле источника, слушая размеренный шум падения прозрачной струи. В добавок ко всему, набрать баклажку чистой водицы - святое дело. А как вкусно потом попить чайку, настоянного на травах! Теплый напиток так и обволакивает тебя негой и довольством, придает жизненные силы. Хорошо!
А в тот день я просто направилась по делам, спасибо моей дочке, развеяться по дороге и снять с себя заботы последней недели, да заодно чистой родниковой воды набрать, не ожидая, что эта прогулка станет необыкновенной и радостной.
Раздумывая о том о сем, я медленно шла по извилистой улочке, направляющейся к источнику, и вдруг остановилась на площадке, открывающей панораму, прилегающую к источнику, не в силах оторвать взгляда от той красоты, которую создала мастерица-природа. Такого великолепия я не видела ни-ког-да! Белизна, яркая, незапятнанная белизна, начала проникать в мое сознание, в каждую клеточку моего тела и духа, очищая от серости и недовольства накопившихся во мне будней.
По величественной лестнице, в обычные дни казавшейся неудобной и покатой, я спустилась вниз, приветствуя своих подружек-березок и малюток-сосенок. Они стояли, склонив свои головки в знак уважения: ведь это я поила их в летнюю жару родниковой водой. Каждая веточка, каждый кустик искрился серебряным веселым инеем, и это сияние, достигнув глаз, наполняло каждую клеточку трепетного и нежного внутреннего существа, заставляя искриться хорошим настроением, радостью и весельем.
Сам источник, как всегда, равномерно струился из недр земли и опять падал на землю, сохраняя в себе солидность и степенность веков и неся ту необыкновенную чистоту и благодать, которая присуща только векам.
А вокруг все играло, резвилось яркими переливами и танцевало. Даже солнце не удержалось и вплелось в этот прекрасный зимний танец.
Сначала оно начало вращаться, разгоняя вокруг себя пушистые сугробы облаков. Это вращение создало неяркий голубой ореол, который обрисовал четкий контур вокруг золотого шара солнца. Затем шар начал набирать скорость и вдруг вырвался из своего очертания и вращающейся конусообразной воронкой устремился к земле, но не долетел и наполовину до нее, а замер, будто любуясь красотой снежинок - лебедей, плавно опускающихся на крыльях вниз.
Но самое забавное случилось тогда, когда что-то упало мне на кончик носа. Я даже не поняла сначала что, но услышала знакомый переливчатый смех: «Как дела? Я буквально на секунду. Дел невпроворот. Привет тебе от сестричек. Будет время - заскочим на Рождество. Все полетела». И моя подружка-звездочка Надежда стремительно начала удаляться, постоянно посылая мне сияющие блики-паутинки и заливисто смеясь. Все это быстро растворилось в кружеве дня, а я осталась стоять, в недоумении размышляя, пригрезилось ли мне это или было наяву. Но состояние радостной встречи, хоть и кратковременной, прибавило к хорошему настроению чудесную ноту счастья.
Но нить чуда и красоты на этом не оборвалась, а потянулась дальше, вверх по лестнице на пригорок. С крыши маленькой часовни свисали небольшие сосульки, но были они такие ладные да ровненькие, что создалось впечатление, будто невидимый мастер-ювелир на диво постарался и до миллиметра отмерил длину каждой из них. Такое редко увидишь.
Но самым удивительным было то, что небольшая арка возле часовни, облицованная простой керамической плиткой, переливалась золотыми бликами так, что невозможно было поверить, что в мозаичной кладке не было ни единой золотой песчинки. Поистине, Мастеру, который вершит такие чудеса, подвластно все.

Автор:

Рассказать друзьям: